Эта обезьяна умеет говорить
Эта обезьяна умеет говорить

Современные обезьяны если и не родные братья человека, то уж во всяком случае двоюродные. Но люди не очень охотно  рекламируют свое родство с гримасничающим племенем, всячески подчеркивают свое  превосходство над ним.

На чем же основано убеждение в  превосходстве человека над обезьяной? Только на том, что обезьяна не очень похожа на  человека и не умеет делать всего того, что умеет человек? Но ведь и человек — не точная  копия обезьяны и умеет делать далеко не все, что умеет обезьяна…

Обезьяны не умеют говорить, выражать свои мысли на понятном человеку языке. Все, на что они способны, это издавать немногие звуки, выражающие примитивные эмоции: ярость, страх, удовольствие. Из этого следует вроде бы естественный вывод: раз обезьяна не выражает никаких мыслей, то она этих мыслей не имеет вовсе.

Но вот беда: недавние анатомические  исследования показали, что обезьяны просто не способны произносить членораздельные  звуки. То есть обезьяны не говорят уже потому, – что вообще не могут говорить. И, значит, еще неизвестно — так ли уж им нечего сказать.

Выражаясь на современный лад, нужно сначала найти канал связи, которым  обезьяна могла бы воспользоваться, а уж потом делать какие-либо выводы об ее умственных способностях. Но что может заменить  членораздельную речь? Язык жестов! Ведь  разговаривают же друг с другом глухонемые. А обезьяны умеют жестикулировать не хуже, а пожалуй лучше человека. И если жесты  действительно могут заменить им речь, то скупые и невыразительные движения человека  кажутся им, наверное, свидетельством его  умственной неполноценности…

И вот в одном из последних номеров  журнала «New Scientist» появилось сообщение о необычном эксперименте:  супруги Гарднер, сотрудники факультета  психологии университета штата Невада (США), за два с половиной года научили свою  воспитанницу, молодую самку шимпанзе по кличке Уошо, более чем 60 словам языка глухонемых, распространенного в США. Более того, Уошо не только научилась произносить эти слова по- отдельности, но и складывает из них простые фразы. Например, когда звенит звонок,  призывающий к обеденному столу, Уошо говорит: «слушать — есть», а если в неурочный час ей хочется полакомиться чем-либо из  холодильника, она просит: «открыть — есть — пить». Более того, в последние месяцы  эксперимента Уошо научилась вполне осмысленно  употреблять личные местоимения — «я» и «ты»! А уж что-что как не сознание собственной  личности человек считает самым главным,  отличающим его от животного…

Как же удалось добиться этих прямо-таки фантастических результатов?

Уошо была поймана, когда ей было около года,— обычно в этом возрасте шимпанзе еще не покидают мать; они становятся частично самостоятельными в возрасте от двух до  четырех лет, а половой зрелости достигают лишь к восьми годам.

Уошо была поселена в специальном  домике при лаборатории; изредка ее возили в  гости к супругам Гарднер. Все люди,  общавшиеся с Уошо, старались быть предельно  дружелюбными, всячески подчеркивали, что они кормильцы и защитники маленькой обезьянки. И, самое главное, в присутствии Уошо они говорили друг с другом только на языке  глухонемых.

И Уошо постепенно училась языку  жестов — в точности так же, как наши дети  учатся говорить. Так же, как и маленькие дети, она сначала бессмысленно «лопотала» (то есть делала множество случайных  бессмысленных движении). Но изредка какой-либо случайный жест Уошо напоминал жест из языка глухонемых. И тогда люди  немедленно повторяли этот жест и одновременно  показывали соответствующий этому жесту  предмет или действие. Такое пассивное обучение сочеталось с активным — то есть Уошо  показывали предметы и действия и одновременно называли их на языке глухонемых.

Сначала обучение шло туго: за первые семь месяцев Уошо выучила всего четыре жеста. Но уже за следующие семь месяцев она  овладела девятью жестами; прошло еще столько же времени, и Уошо выучила 21 новый жест. А за последние десять месяцев эксперимента она выучила уже 30 новых жестов…

Одновременно с этим Уошо училась и  более точно использовать известные ей жесты и применять их для обозначения не только конкретных предметов, но и общих понятий. Одним словом, налицо было все ускоряющееся развитие, что характерно и для людей,  обучающихся языку.

Сейчас Уошо больше трех лет. Она уже не «дитя», а «подросток». И если дело и дальше пойдет столь же успешно, то… А вдруг первая же говорящая обезьяна расскажет людям что-нибудь такое, о чем мы до сих пор не подозревали?

Теги:

Это сообщение было написано 10 октября 2011 в 1:12 дп и опубликованно в категории Удивительное рядом. Вы можете следить за последующими комментариями посредством RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или уведомить свой ресурс (trackback).

Оставить комментарий

Имя (*)
E-mail (не будет опубликован) (*)
Сайт
Комментарий